Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:37 

Идти, не останавливаясь

Лилльян
Человек - частный случай Бога | То, что ты зло - еще не повод проигрывать!
Внезапно и резко))) Перетаскиваю сюда чисто из соображение порядка, люблю когда все однотемное сложено в одном месте.

Название: Идти, не останавливаясь
Автор: Лилльян
Бета: exor-agonia
Пэйринг: Альфа/Омега, Бета/Омега
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Драма, Психология, Повседневность, Омегаверс
Размер: Миди
Простая история, каких в жизни не мало. Деньги перевешивают привязанности, а обещания превращаются лишь в болезненные воспоминания.
Накануне свадьбы «счастливый» союз был расторгнут, и омеге не остается другого выбора, кроме как собраться с силами и уехать, чтобы начать новую жизнь, по возможности не погрязнув в сожалении о прошлом. Ведь только переступив через предательство и обиду, пересмотрев свои взгляды на жизнь можно набраться сил, чтобы снова довериться и полюбить.

Написано по заявке

Часть 1
Хозяин квартиры представился Лукасом и принялся в красках расписывать сдаваемое имущество с той самой любовью, какую порой можно услышать в голосе автогонщика по отношению к своей машине. С той лишь разницей, что он не величал свои 40 квадратных метров «деткой» и не пытался потереть манжетой какой-нибудь угол, чтобы лучше сверкал.

- Кухня полностью укомплектована, есть плита с духовкой, холодильник, микроволновка, стиральная машина. Отличная вентиляция. Солнце здесь лишь с утра и до обеда. Пойдемте в ванную, уверен, вам она понравится.

Лукас тарахтел не замолкая, но на удивление не раздражал. Андриан даже успел подумать, что ошибся в первом впечатлении, и тот не бета, а омега, уж очень увлеченно тот строчил про дизайн и планировку. Бетам обычно не свойственны сильные эмоции, а тут на лице живейший энтузиазм, парень явно наслаждается тем, что может сделать доброе дело и свести вместе замечательного человека и замечательную квартиру.

Конкретно Андриана интересовала не столько сама квартира, сколько ее цена. В его сумке уже лежало три газеты, полностью посвященных вакансиям и различным объявлениям. Собственно, в одной из них он и почерпнул телефон Лукаса. И оттуда же намеревался в ближайшее время вытрясти телефоны всех в этом городе, кому были нужны финансисты.

Андриан незаметно провел рукой по животу, чувствуя, что уже порядком устал и набегался за это утро, а ведь еще два часа до обеда.
На душе стало тоскливо. Цена была приемлемой для такой квартиры, но для самого Андриана слишком большой. С другой стороны, чистота и новая мебель подкупали.
Поняв, что владелец квартиры замолчал, все же исчерпав запас восхвалений к сдаваемому жилью, омега устало улыбнулся. Еще когда он звонил Лукасу и договаривался о встрече, он рассчитывал поторговаться, но в данном случае цена была справедливой и вряд ли хозяин был готов ее снизить.

- Извините, что отнял у вас время, но я не потяну все это.
- Что такое, что именно вам не понравилось?
- Цена, - Андриан честно посмотрел на бету. – Я первый день в городе и еще даже нигде не работаю. Если я отдам вам задаток на месяц вперед, у меня не останется даже на еду.
Лукас смерил Андриана долгим взглядом, неосознанно задерживаясь на округлом животе, и вновь улыбнулся.
- Я готов вам поверить и пустить жить без задатка. За месяц точно устроитесь, у нас в городе проблем с работой нет.

Андриан задумчиво бросил взгляд в ванную комнату, где веселенький салатовый кафель показался ему до того уютным, что уже не хотелось никуда уходить, смотреть другие квартиры и выбирать, выбирать, зная, что лучше, чем эта, найти будет сложно. На задворках сознания тлела злость, подогреваемая гордостью, – Андриан всегда тяжело воспринимал подачки и чужое снисхождение. С другой стороны, гордость от дождя не спрячет и не накормит.

Телефон в кармане пиджака у Лукаса зазвонил и тот, извинившись, отошел на пару шагов в сторону, прежде чем ответить. А потом посмотрел на задумчивого Андриана и с улыбкой ответил собеседнику, что квартира уже сдана.
Нажав на отбой, Лукас улыбнулся.
- Я помогу вам перенести вещи.

В следующие три часа Лукас и правда помогал.
Андриан понял, что Лукас, как и большинство болтливых людей, не отличался внимательностью к словам собеседника. Очевидно то, что омега до этого говорил «я» и «мне», никак не натолкнуло бету на мысль о том, что квартирант один и других не предполагается.

Сначала Лукас очень удивился одному чемодану, затем осторожно расспросил Андриана о том, с кем омега намерен жить. А когда услышал, что в одиночку, был несказанно удивлен. Видимо он успел про себя решить, что альфа Адриана пока искал работу и отправил своего омегу на поиски квартиры, понадеявшись, что беременному будет проще выторговать скидку или поблажки. А что там говорил сам Андриан, благополучно пропустил мимо ушей.

И после этого бету уже было не вытолкать за порог. Он сам сходил в магазин за продуктами, даже не показав потом чек, сам приготовил еду, а затем и притащил от себя несколько тюбиков и флаконов с нужной бытовой химией: шампунем, жидким мылом и чистящим средством. Как оказалось, Лукас жил в соседней квартире.
Словоохотливый бета поведал, что эту квартиру купили его родители как подарок на свадьбу для его старшего брата. Их хитрый расчет состоял в том, чтобы всегда быть поближе к потенциальным внукам, благо старший сын был альфой и на него только и возлагались все надежды по продолжению рода. Но тот укатил в другой город к омеге, с которым они познакомились по интернету. Родители уехали вслед за ним. Изначальный повод был - подготовка к свадьбе. Потом повод плавно перерос в "погостить недолго", а так они тихой сапой и осели, благо старший быстро подкинул им парочку близнецов-внуков на воспитание.

Весь этот ворох совершенно ненужной и лишней информации отвлекал получше телевизора с очередным сериалом, но Андриан, поминая доставшиеся даром продукты, молчал, чтобы не сказать грубость и не попросить оставить его одного. Он решил воспринимать происходящее как тренинг по закалке и умению проявлять благодарность.
Лукас обходил щекотливые темы, и если и спрашивал омегу, то осторожно, явно боясь подводных камней в разговоре. В конце концов он все-таки вспомнил о правилах приличия и сказав, в какой именно квартире его искать, испарился.

Неожиданно в квартире стало тихо. Звенящая тишина разбавлялась мерным гулом улицы и тиканьем часов. Мгновенно накатили усталость и апатия. Андриан бросил на пол рубашку, которую до этого держал в руках и устало опустился на диван. Ему пронзительно стало жалко себя, ощущение несправедливости заполонило душу. Он один, в том самом небольшом городе, откуда уехал в юности и куда не собирался возвращаться, старается хоть как-то обустроить свой быт в насквозь чужой квартире. А там, в его доме, где он с любовью расставлял мебель и подбирал по тонам шторы к обоям, наслаждаются жизнью они: Бывший Альфа и Тот-Который-Оказался-Лучше-Него.

Они с Брайаном познакомились два года назад и с тех пор омега жил словно в счастливом сне. Работа в крупной компании свела их - двух карьеристов, молодых и в меру амбициозных, уверенных, что они все знают о жизни и людях. Но их позиции изначально не были равными. Отец-альфа Брайана был в дружеских отношениях с директоратом их компании, и потому пристроил сына на теплое место. А Андриан, хоть и устроился по знакомству, но был лишен постоянной поддержки, а потому пробивался везде сам.

Альфа - единственный и любимый сын у своих родителей - никогда и ни в чем не знал отказа. А потому, столкнувшись с красивым и уверенным в себе Андрианом, полагал, что тот быстро станет его очередным трофеем. Но омега поначалу лишь смеялся над ним, отказываясь от подарков и ухаживаний, хотя втайне и наслаждаясь таким вниманием. Андриан всегда думал, что именно той недоступностью ему удалось зацепить Брайана, заставить думать о себе иначе, чем о легкомысленном омеге. А потом ухаживания переросли в нечто большее и через полгода они уже жили в одной квартире, наслаждаясь каждой минутой, проведенной вместе.

Когда все сломалось? Когда появилась первая трещина в их отношениях? Юноша не знал. Месяц назад Брайан поехал к родителям и там же заночевал, хотя до этого на семейные вечера его было не затащить. Потом поехал к ним на выходные и после вернулся задумчивый и расстроенный. Андриану так и не удалось выпытать, в чем же дело, а вчера наконец-то все встало на свои места. Единственный сын директора их фирмы, богатый наследник-омега хотел получить себе в мужья Брайана, а его родители уже дали согласие на этот брак. Приданым выступало место директора через пять лет, когда нынешний директор уйдет на заслуженный отдых.

Андриан не мог нащупать в себе ненависти к новой пассии Брайана. Злость, обиду, ощущение несправедливости – да, это все было. А вот ненависти не было, как, впрочем, и к самому Брайану. Наверное, все дело было в том, что он слишком хорошо понимал расклад. Деньги в этом мире всегда перевешивают привязанности. Богатство и красота всегда перевешивает совесть, почему бы не переступить через брошенного беременного омегу, если это сулит отличные перспективы? В конце концов, сейчас уже не времена рабства, все добровольно и пока еще не наступил золотой век, чтобы можно было безоговорочно верить чьим-то клятвам и надеяться, что любимые не предадут.

Омега не мог оставаться на прежней работе. Это было одно из условий, поставленных Брайану. Альтернативой добровольному уходу из компании было увольнение в «связи с несоответствием занимаемой должности». Андриану не оставалось ничего иного, кроме как собрать минимум из своих вещей, прихватить документы и деньги, и уехать в город, откуда он был родом. Пятьсот километров от столицы, от прежней жизни, от любви и радужных, разбившихся вдребезги надежд.

Свернувшись калачиком, Андриан уперся пустым взглядом в стенку. Почему-то до боли хотелось, чтобы альфа позвонил. Чтобы извинился, или даже без извинений, просто сказал бы, что любит, что ошибся, что сейчас приедет. Или попросил бы вернуться.

И хотя сам Андриан понимал, что доверие уже никогда не будет прежним, что он в порыве гордости и злости скорее всего пошлет Брайана далеко и надолго, услышать его «прости» так хотелось.
С этими невеселыми мыслями омега так и уснул.

***

Поиски работы довольно скоро дали результаты.
Обзвонив n-цать компаний, Андриану пришлось смирить гордость, унять клокочущий в груди гнев и выбрать одну единственную, в которой его согласны были взять. Суровые реалии жизни – брать на работу беременного, с маячащими в перспективе больничными, не говоря уже о декрете, никто не хотел.

Небольшой серый административный корпус при местном хладокомбинате навевал невеселые мысли о болоте, бесцельно прожитой жизни и замшелом коллективе, состоящем из склочных омег в возрасте. Собственно, все это было не сильно далеко от правды. Правда с некоторыми поправками на ветер и местный провинциальный колорит.

Атмосфера на предприятии и правда была почти сонной, но при этом расслабленной и на удивление миролюбивой. Андриану улыбались буквально все, но это были не радостные оскалы и не выученные широкие улыбки, а добродушно-лениво обозначенное приветствие. Он чувствовал себя гончим псом, оказавшимся в дворовой ленивой своре, прикормленной сердобольными старичками. Прежняя закалка требовала много чего – но здесь это было не нужно. Соблюдать дресс-код, показывать начальству свою заинтересованность в работе, рост мотивации, боль за общее дело – все это здесь сводилось к «ты мне работы, я тебе зарплату», без лишних телодвижений. Его прежний быстрый ритм работы и жизни, с постоянными новостями, совещаниями, авралами явно казался здесь бы пустым мельтешением.

И все же это был хоть какой-то плацдарм, за который можно было зацепиться. Чертова стабильность, которая раньше была аналогом замшелости и косности, сейчас удивительным образом расцвела и стала привлекать. Зарплатой без задержек, возможностью платить за квартиру, больничными, на которые можно было бы уйти без боязни, что их не оплатят или что тебя из реанимации вытрясут, только чтобы ты скорее вернулся в строй.

Осторожно обойдя уж слишком личные вопросы кадровика, Андриан расписался где было нужно и оказался принят в коллектив местной администрации. Один день ему дали на утрясание всех дел, чем он и воспользовался, разведав, какой транспорт здесь ходит и какие поблизости магазины.

На обратном пути юноша затарился всем необходимым в супермаркете и уже направлялся домой, как его нагнали и отняли сумки.
- Тебе нельзя таскать тяжелое, ты что?! – Лукас светил улыбкой почище солнышка и был первым существом, из виденных Андрианом за этот день, кто вкладывал в это свои радостные эмоции. – Ты поздно, я вот на работе задержался, а ты только идешь. Как дела, как собеседования?

Отвечать не хотелось. Андриан был слишком измотан всей беготней за день, что уже мог позволить себе плюнуть даже и на правила приличия. Так что отделался банальным:
- Все нормально.
Лукаса немногословие собеседника смущало мало. Он как ни в чем не бывало зарядил рассказывать про свой рабочий день.

С ленивым интересом омега узнал, что его новый знакомый работает программистом в какой-то, такой же шелудивой конторе, как и он сам. События дня беты явно были самыми обыкновенными, но в пересказе выглядели и правда забавно – Лукас обладал редким талантом занятно рассказывать даже самые обыкновенные вещи. Талант этот есть далеко не у всех, но не все о его отсутствии у себя догадываются. Правда, к этой способности не мешало бы присовокупить умение выбирать момент для сеанса красноречия, но это в достоинствах беты, видимо, не числилось. А потому он болтал до самой квартиры Андриана и даже и в ней. Омега сам не заметил, как пустил Лукаса в дом, и они на пару начали разбирать на кухонном столе покупки.

Ребенок дал о себе знать ноющей болью внизу живота, а пройденные расстояния отозвались тяжестью в ногах. Андриан сцепил зубы и попытался сделать вид, что его ничего не беспокоит. Но Лукас проявил удивительную проницательность и отправил омегу на диван, а сам принялся за готовку.

Развалившись на диване, устроив ноги на подлокотнике и разглядывая белёный потолок, Андриан закрыл глаза. Вновь накатила тоска и бесящая его самого слезливость. Уже даже звуки с кухни не могли ее отогнать. Похоже, Андриан с каждым днем все больше и больше совершенствовал умение чувствовать себя одиноким и несчастным. Раньше этого за ним не водилось, даже когда он был один, он не был одинок. Видимо понимание об одиночестве приходит лишь после того, как потерял кого-то, кто был тебе очень дорог.

Андриан лег на бок, обняв подушку. Очень хотелось ощутить себя в крепких объятиях, почувствовать чью-то заботу и поддержку, услышать рядом низкий голос альфы. А вместо этого он душил плисовую подушку темно-бардового цвета и старался не разреветься. Омега чувствовал себя обманутым. Словно ему пообещали выигрыш, сказали, что он занял первое место – а потом извинились, попросили не обижаться и разбежались. А он ведь успел поверить…

Лукас вышел с кухни, позвал ужинать. Пришлось собирать себя из растекшейся плаксивой лужицы и плестись на кухню, хотя есть совершенно не хотелось.


Часть 2
Банальный месяц, необходимый для привыкания, пролетел незаметно. Пока Андриан входил в курс дела, пока знакомился со всеми, пока «обкатывался», внезапно выяснилось, что он уже привык, и чувствует себя так, словно проработал тут целую вечность.

Беременность помогала сгладить многие углы в общении.

Андриан удивлялся сам себе. Раньше он был намного более ехидным, раздражительным, временами даже злым – вернее он вел себя в некоторых ситуациях более зло. Он привык доказывать, выяснять, давить, а здесь все это было не в чести. В новой обстановке, без ставшей уже привычной поддержки, внезапно у Андриана прорезались дипломатические способности. Раздражение успешно глушилось где-то в глубине души, было проще сыграть в слабого омегу, если это сулило нужную реакцию от человека. Холодно и расчетливо юноша оценивал всех вокруг как потенциальных союзников или врагов и последних нейтрализовывал либо дружбой, либо услугами и помощью по работе. Его-то оценивали как совершенно безобидного омежку, а это было лишь на руку. Стало совершенно не стыдно играть в слабость и поддавки, из глубин инстинктивного поведения вылезло кокетство и улыбчивость, которые раньше за ним не водились.

И все же, в глубине души зрело недовольство простым здешним бытом. Здесь не было лоска, блеска, утонченных манер. Все было очень упрощенно. Так и просилось на язык «по-плебейски». Одежда чуть ярче – равнялось «красивее», машина чуть подороже означало «богач». Ни должного вкуса, ни знания моды, ни понимания тенденций в ней, ни интереса к «большому миру». Провинция, гордая тем, что расположена не так далеко от столицы, и сверх меры довольная уже этим, хотя разрыв между ними исчислялся десятками и сотнями баллов.

Со всеми этими закулисными играми как-то очень скоро получилось так, что союзников на предприятии у Андриана было много – но совершенно не было друзей. Искренность теперь была не для работы, а без нее настоящей дружбы не могло даже зародиться. И поэтому омега сам даже не заметил, как привязался к Лукасу, как к единственному, с кем можно было не держать маску. Бета скрашивал его вечера беседами и совместным просмотром фильмов, ужинами и играми в карты, до которых он оказался большой охотник.

Чем больше становился живот, тем больше распирала Андриана внутренняя злоба. Контраст между прошлой жизнью и нынешней был слишком разителен. Внезапно оказалось, что многое из «последнего» было у него лишь вместе с Брайаном. Последний поход в кино и на выставку, последняя прогулка по городу просто так, без пакетов из супермаркета, последний секс. Все это порядком выводило из себя. Ночью снились или кошмары, или противно-романтические сны, в которых Брайан возвращался и упрашивал его простить. После таких снов Андриан просыпался в холодном поту, хватался за телефон, проверяя не было ли звонка, и сколько бы не оставалось до утра, уже не засыпал. Лежал, плакал, стараясь не шмыгать носом слишком громко, и тихонько ненавидел себя и весь мир вокруг.

Зато это давало приличный запал сил для работы. Внутренняя злость оказалась отличным топливом. Ночью она вытягивала все силы и все крохи радости из души омеги, а вот днем, словно вступая в какой-то синтез со светом, превращалась в энергию. Завоевывать доверие, добиваться расположения, выстраивать связи, работать за двоих, чтобы ни у кого и мысли не было, что он тут бьет баклуши. И при этом успевать на все медицинские осмотры и процедуры.

Среди прочего Андриан быстро обзавелся парочкой покровителей. Его начальник – престарелый омега в летах - не мог наумиляться на своего нового подчиненного и готов был простить все, начиная от нервных срывов и до ошибок в работе, благо ни то, ни другое юноша себе не позволял. А еще был заместитель директора, импозантный альфа в летах, вполне читаемо выражающий омеге благосклонность, но не делающий каких-то шагов по сближению. Андриан пометил себе в памяти этот вариант на послеродовое время и сосредоточился на работе.

***

Все изменилось после прогулки, на которую вытащил его Лукас. Это была пятница, бета встретил Андриана на подходах к подъезду, и даже не дав зайти домой утащил гулять.

Андриан внутренне злился, хотя и не мог понять на что. Сегодня весь день он вспоминал о прогулках, мечтал пройтись по набережной, на которой уже сто лет не был, а оказавшись здесь, готов был мстительно спихнуть бету в воду и уйти с гордо поднятой головой. Лукас по своей традиции трещал обо всем на свете и в упор не видел недовольство омеги.

- Совершенно очевидно, что ваш спутник скучает, - раздался рядом вкрадчивый голос. Андриан резко обернулся, чтобы посмотреть на столь прозорливого незнакомца и удивленно наткнулся на чуть насмешливый взгляд высокого плечистого альфы. Лукас замолчал, огорошенный таким поворотом событий, а незнакомец меж тем галантно указал на столик летнего кафе, обращаясь исключительно к омеге. – Могу я пригласить вас на чашечку кофе?

Галантность приглашения подкупала. К тому же Андриан мигом почуял то, чего ему так отчаянно не хватало в последнее время, – нездешний, столичный лоск с толикой аристократических манер. Если, конечно, не считать резкого прерывания монолога Лукаса.

Простота города и окружения уже сидела в печенках. Омега бросил взгляд на Лукаса, но тот лишь пожал плечами, мол, сам выбирай. Андриан попрощался с другом и последовал за альфой, а бета, зябко передернув плечами, быстро зашагал по набережной обратно, домой, явно стараясь не бежать.

Альфа со взглядом хитрого лиса представился Рихардом. Придвинул омеге стул, заказал для Андриана выбранное им латте, а себе одну чашку капучино.

Завязавшийся разговор был именно таким, каким хотелось омеге. Утонченным, призванным показать интеллектуальный уровень каждого из них, продемонстрировать знания в самых различных областях, от истории до моды. И, среди прочего, конечно же завязался разговор о личной жизни каждого.

Рихард работал психологом, был разведен, навещал сына-альфу каждое воскресение. Андриан рассказал о себе, при этом стараясь выставить все факты так, чтобы не казаться жертвой, – отчаянно не хотелось выглядеть в глазах красивого мужчины брошенным и обманутым, и плевать, что так было на самом деле. Что занятно, в такой вариации история омеги даже ему самому очень понравилась. В меру драмы, в меру его внутренней силы, позволяющей принять чужой выбор и жить дальше.

- Кстати, твой подход был весьма смел, - Андриан предпринял попытку поскорее увести разговор в другое русло. – Если бы Лукас был моим супругом, это был бы форменный скандал.

- Он бета – значит не слишком агрессивный; вы явно не супруги – значит ты сам по себе и твое мнение решающее; и самое главное, на твоем лице было написано желание его убить. – Рихард с разрешения Андриана закурил и задумчиво улыбнулся. – Вы были весьма живописной парой, надо признаться. Но я повиновался внутреннему импульсу. Ты нездешний, это видно, и к тому же красивый. Тебя нисколько не портит твое положение.

Они проговорили остаток вечера, а потом поехали к Рихарду и провели ночь вместе. Андриан так и не понял, виной тому какой-то фетишизм его нового знакомого или правда он ему в душу запал, но и не хотелось в этом разбираться. Секс с альфой был неплохим, не особенно страстным, но не без нежности. У каждого из них была своя цель, каждый хотел получить удовольствие и они, уважая право друг друга, делали все для этого. И уже когда Андриан лежал, засыпая в объятиях альфы, он понял, что наконец что-то сдвинулось с мертвой точки. Он ощутил движение своей жизни, которая, казалось, замерла на каком-то полувздохе. Он смог переступить через себя, свои привязанности и прежние принципы, и оказалось, что давно надо было это сделать. Образ Брайана поблек в памяти, и стало гораздо важнее узнать завтра, как там чувствует себя Лукас и не обижается ли он за такую некрасивую сцену, чем то, как живет сейчас бывший любовник.

Рихард оказался для Андриана просто находкой. Правда теперь они уже не столько беседовали, сколько занимались любовью. Регулярные встречи два раза в неделю, уже изученные пристрастия друг друга, приятная осторожность со стороны альфы – большего Андриану не было нужно. На работе его все выспрашивали, не нашел ли он себе поклонника, но омега упорно скрывал их эту связь. Даже компрометирующие свидетельства очевидцев его не смущали, и с самым равнодушным видом он отговаривался вечными «просто знакомый» и «случайно встретились».

Они приостановили свои встречи за месяц до официального больничного, когда Андриан уже стал опасаться за здоровье ребенка.

Рихард впервые тогда подарил ему прекрасный букет белых роз и наговорил Андриану много приятностей, и про счастье встречи, и про подаренное удовольствие, и про незабываемые ночи. Они пили на кухне чай с жасмином, болтали обо всем на свете, как в первую свою встречу, и на душе у омеги было светло и приятно. Рихард, вряд ли сам понимая это, многому его научил и во многом утешил. «Секс без обязательств», как бы пошло это ни звучало, оказался единственным правильным лекарством для омеги. И за то, что альфа это лекарство ему подарил, Андриан был ему очень благодарен.
Это было самое теплое и легкое расставание в жизни Андриана.

Уже поздним вечером Рихард вызвал такси для омеги. И Андриан, прихватив прекрасный букет и небольшой пакет со своими вещами, что неизбежно просочились на территорию альфы, вернулся домой.
А вот дома его ждал сюрприз.

Лукас сидел на кухне и всем своим хозяйственным видом и разложенными инструментами старался сделать вид, что он только что починил розетку, которая до этого и правда немного барахлила. Судя по аромату, до этого здесь была уничтожена пара бутылок пива.

- Уже вернулся? – Бета сидел, опираясь на кухонный стол локтями

- Да, как видишь. – Адриан поставил букет в банку, наполненную водой. Ваз у него в квартире не было, а Лукас, всегда работавший на опережение в таких вещах, не бежал тащить вазу из своей квартиры, значит, и там ее тоже не было.

- Красивый букет. Это от того альфы?

- Да, от Рихарда. – Омега мечтательно улыбнулся. Он прислонился поясницей к кухонной панели и сцепил руки на животе. За окном город неспешно отходил ко сну. Где-то вдалеке были видны отсветы фонарей, но в основном весь город был погружен в темноту. Еще одно отличие от прежней жизни, где город не спал даже ночью, сверкая всполохами вывесок и яркими красками неона.
Бета посмотрел на букет с совершенно нечитаемым выражением лица, словно бы тот был человеком, намерение которого Лукас хотел разгадать.

- Это что, переход на новую ступеньку в отношениях? Я могу тебя поздравить и от души ему позавидовать?

- Что? – Андриан даже не сразу понял, что бета имеет в виду предложение руки и сердца. – Нет, что ты. Мы расстались.

Лукас удивленно посмотрел сначала на омегу, потом на букет, затем снова на омегу.

- Видимо я что-то не понимаю в этой жизни, - проворчал он, упираясь взглядом в стол и устало вздыхая.

- Да что тут такого? Мы же встречались так, только для удовольствия. Теперь этим встречам пришел конец, мне стоит поберечься. Он подарил букет на прощание.

- А если бы я тебе подарил букет, ты бы как об этом рассказывал? С такой же мечтательной улыбкой? – Бета встал из-за стола, и, не поднимая на омегу глаз, принялся собирать инструменты.
Андриан, почувствовав напряженную атмосферу, сгустившуюся на их небольшой кухне, и решил ответить осторожно, при этом максимально честно.

- Если бы ты подарил его мне на прощание, я бы плакал навзрыд, ведь кроме тебя никто не станет сдавать мне квартиру.

Бета рассмеялся чуть натянуто и, приобняв омегу за плечи, поцеловал его в щеку.

После этого они обсудили какую-то, совершенно неважную ерунду и бета ретировался к себе, сославшись на усталость и позднее время.

А омега остаток ночи пытался спать под шум телевизора в соседней квартире. Видимо, бете не спалось, несмотря на усталость.


Буквально через две недели после этого Андриан проснулся ночью от острой боли внизу живота и, не особенно задумываясь, набрал номер Лукаса. Прибежавший тут же бета вызвал скорую и помог Андриану переодеться и собрать все необходимое. Приехавший врач осмотрел омегу и приказным тоном велел ехать вместе с ним в больницу. Лукас поехал в качестве сопровождающего и вернулся лишь под утро. С больничным на руках, который было необходимо передать на работу, и с наказом омеги не беспокоиться. Андриана оставляли в больнице на сохранение уже до самых родов.


Часть 3
Время в больнице до родов Андриану запомнилось сумбурно, как страшный сон. Он вроде бы помнил все дни, проведенные там, но мог с легкостью перепутать их, до того они были похожи. Не происходящими событиями, а постоянной болью, полным разбросом в эмоциях и единственной мыслью «пусть это поскорее закончится».

Роды прошли на удивление быстро, и ранним утром, в 7 часов уставший, но ужасно счастливый Андриан прижимал к груди маленькое чудо. Ребенок был некрасивым, с громким голосом и смешным сморщенным личиком, но омега понимал, что для него он самый прекрасный и чудесный ребенок на свете.

Еще одной неожиданностью оказался скачущий под окнами Лукас. Он размахивал тремя воздушными шариками и пытался знаками объяснить, что очень рад и что он передал все необходимое через медперсонал. Бета выглядел довольно хило на фоне отцов-альф, стоящих там же под окнами, но Андриан мимоходом подумал, что он даже готов отказаться от вечной омежьей мечты о «самом сильной и самом смелом альфе» ради того, чтобы эта радостная улыбка беты и дальше предназначалась только ему.

«Передачку» Лукас собрал на совесть, тщательно сверившись с выпрошенным списком разрешенных продуктов, положив всего и побольше. Передал до кучи пару книг и записку, в которой говорилось, что он счастлив и очень рад за Андриана, что следит за квартирой и все приготовит ко дню выписки.

В день выписки омегу встречал не только Лукас, но и двое омег с работы. Они передали пакет с подарками и конверт с деньгами. Поздравили и поспешили удалиться, а Лукас на такси отвез Андриана домой. В квартире и правда было убрано и все вымыто до блеска. А еще красовалась уютная детская кроватка у окна, застеленная радостным бежевым одеялком с незатейливым цветочным рисунком. В ответ на удивленный взгляд омеги бета немного смущенно пояснил, что это его подарок.

С того самого дня и началась их совместная жизнь. Лукас приходил каждый день, помогал то с уборкой, то с играми с сыном, давая Андриану возможность отдохнуть. Все внимание омеги сфокусировалось на ребенке, но Лукас постоянно одергивал его, напоминал, что надо следить и за собой тоже, то гнал в душ и грозился не выпускать его из ванной, если тот не поваляется там полчаса, а пару раз даже пригласил парикмахера на дом, чтобы тот постриг омегу по последней моде. Порой такое самоуправство порядком раздражало Андриана. Но понимание того, что кроме Лукаса у него никого нет, не давало ему как следует накричать на нахала.

Впрочем, сдержаться получалось не всегда. Если не криком, то ехидной интонацией, если не ругательством, то издевкой, но недовольство давало о себе знать. Потом за всё это было очень стыдно и неудобно перед бетой. Но спустя время Лукас вновь отвешивал новый номер, и совесть отступала в тень.

Иногда Андриан ловил себя на мысли, что Лукас за ним ухаживает, но потом сам же отметал эту идею, чтобы только не убедить в ней самого себя и после жестко не разочароваться.

Беты были бесплодны, но при этом отличались встроенным родительским инстинктом, помогающим принимать чужих детей и заботиться о них. Каждый раз, глядя на Лукаса, играющего с Мигелем, Андриан поневоле гадал, привязался к ним друг из-за этого дурацкого инстинкта или все же из-за личной симпатии к Андриану.

Присматриваясь к другу, омега долго пытался понять, кто он для него. Лукас ни разу не выказал сексуального интереса или намека на влюбленность, но при этом много чем помогал. Было ли это проявлением заботливой натуры беты, потянувшейся к тому, кто нуждался в помощи, или же и правда был какой-то подтекст – Андриан так понять и не смог. А потому порой и злился на друга – за собственное непонимание. Реакция на дружескую помощь и на романтическое ухаживание все же разная, и то, что омега не понимал, к какой категории отнести купленную кроватку, бесконечные небольшие, но нужные в хозяйстве подарки и заботу в целом, довольно выматывала. В конце концов омега плюнул на все непонятки, решив, что, если бете захочется чего-то сверх благодарности, он сам об этом скажет.

На деньги, подаренные на работе, Андриан купил коляску и однажды, прогуливаясь с ребенком по парку, поймал себя на мысли, что некоторые моменты из его нынешней жизни так и хочется записать. Сейчас они кажутся ему рутинными или обыденными, но потом, когда сын вырастет, наверняка будет очень забавно это все перечитывать.

Идея с бумажным дневником отвалилась очень быстро – маленький Мигель хоть и не мог еще стоять на ногах, но в рот исправно тянул все, до чего только мог достать, так что единственным возможным вариантом стал блог в интернете. Лукас воспринял идею омеги в каким-то нездоровым энтузиазмом и тем же вечером притащил ноутбук. Уже далеко не последней модели, прослуживший исправно лет шесть, он начинал тормозить на играх и излишне качественном видео, но вот для набора текста подходил идеально. Тем же вечером омега зарегистрировался на специальном сайте и сделал первую запись.
Ночью того дня Андриан не спал. Мигель вел себя на удивление прилично и почти не просыпался, а вот омега вместо того, чтобы пользоваться редким ночным затишьем и отсыпаться, ворочался с боку на бок и все никак не мог унять радостное беспокойство. Он словно предчувствовал что-то радостное, как будто вот-вот должен был начаться праздник или торжество, и пусть он не помнил повода, от этого радость не становилась меньше.

***

Но праздника не последовало, а беспокойство забылось.

Улеглись и страсти в отношениях с Лукасом. Какой-то странно-романтичный порыв, импульсом возникший еще в роддоме, утих, превратившись в ровное дружеское радушие. Страсти в душе омеги улеглись, общение превратилось в крепкую дружбу, где каждый понимал друг друга с полуслова. Бета улыбался и заряжал омегу позитивом, омега, в свою очередь, старался отвечать тем же. Андриан искренне ценил все то, что Лукас для него делал, и в какой-то момент даже пожалел, что тот не альфа. Если бы только не это несоответствие, он бы давным-давно уже приложил все усилия, только чтобы сойтись с ним, а возможно, и даже устроить свадьбу, потому что более заботливого и понимающего человека омеге встречать не доводилось. Но Лукас упорно «дружил», всеми силами помогая и ничего не требуя взамен.
А меж тем омега получил в свое распоряжение отдушину, значение которой для него было сложно переоценить, – дневник. Он писал в основном про ребенка. Смешные моменты, приключившиеся с ними, записывал найденные в сети рецепты и советы, выкладывал фотографии и общался с самыми различными людьми.

Очень скоро его дневник стал достаточно популярным на сайте, местным жителям пришелся по вкусу красивый легкий и чуть ироничный стиль рассказов и заметок Андриана. С некоторым удивлением юноша понял, что его юмор стал во многом походить на юмор Лукаса. Оказывается, и этому можно научиться.

Незаметно для самого себя омега даже рассказал свою историю, примерно так же, как когда-то рассказал ее Рихарду – и с удивлением понял, что и сам воспринимает этот разрыв, почти как обоюдный, в чем-то обидный, но без душка смертельной трагедии.

Комментарий одного из постоянных читателей заставил Андриана крепко задуматься. Его спрашивали о том, подал ли он в суд на своего альфу, чтобы получить с него алименты.

Омега самым настоящим образом "завис" над вопросом, а потом обернулся к Лукасу, в этот момент упоенно играющему с Мигелем.

- Представляешь, меня спрашивают, не потребовал ли я алименты с Брайана.

Лукас усадил притомившегося ребенка к себе на колени и задумчиво посмотрел на омегу.

- Вообще-то идея неплохая. Ты ведь во всех документах указал его как отца, не так ли?

- Ну да. В таких делах лучше быть честным, а то кто знает, как жизнь может свести, - Андриан откинулся на спинку стула, все еще пытаясь встроить такой поворот событий в свою картину мира.

- Ты боишься скандала? Или того, что Брайан откажет? Так просто потребуешь тест ДНК, потом его же Брайану и придется оплатить как проигравшему, закон полностью на твоей стороне, - Лукас пытливо посмотрел на друга. - Что тебя действительно тревожит?

- Мне не нужны ничьи подачки, - Андриан скривился, наконец-то решаясь озвучить истинную причину. - Я могу вырастить Мигеля и в одиночку.

- Андриан, тебе, конечно, решать, но оставь пока свою гордость. Всякие форс-мажоры случаются, а деньги лишними не бывают. Ты ведь не себе на новые ненужные шмотки их потратишь, а на Мигеля, вот о его благе и думай.

Андриан нахмурился. На словах все выглядело просто, и он даже был согласен с Лукасом, но что-то не давало ему радоваться такому ходу. А потому он, в душе надеясь на провал всей этой затеи, стал прикидывать пути ее воплощения, впрочем, особо не усердствуя, решив действовать, но так, чтобы получить отказ Брайана и потом уже со спокойной совестью жить дальше, не боясь вторжения прошлого в его новый хрупкий мир.

Первым встал вопрос о том, как связаться с Брайаном. Андриан не мог представить, что он сам позвонит ему по такому вопросу. А потому воспользовался уже полюбившимся ему способом – написал письмо. Адрес электронной почты у него был, так что четкое и сухое сообщение улетело альфе в тот же день. Андриан сообщал о рождении сына и ставил Брайана в известность о том, что если тот хочет, может вспомнить о законе и перечислять алименты. Было еще желание припугнуть судом и тестом ДНК, но это был слишком действенный довод, и омега решил не перегибать палку. Все-таки ему хотелось увидеть отказ альфы. Была в этом какая-то внутренняя потребность. Слишком уж образ Брайана в его памяти смягчился, словно омега уже все ему простил.

Ответ пришел через день. Брайан просил встречи с Андрианом и их сыном. Как бы ни хотел омега избежать этого, но все же мог признать, что отказать у него нет никакого права.
Встреча состоялась в ближайшие выходные.

Брайан приехал ни свет, ни заря, явно нервничал и старался скрыть беспокойство. Андриан пропустил его в квартиру, и альфа едва слышно подошел к кроватке, чтобы посмотреть на сладко спящего малыша. Он не стал уточнять какого пола ребенок – это определялось лишь в три года, посредством анализов, по телесному строению ведь все выглядели одинаково, особенно на первых порах.

- У него твои глаза, - с какой-то горькой нежностью признал Брайан.

Омега подошел к кроватке и тоже посмотрел на свой комочек счастья.

- А скулы как у тебя, да и волосы тоже.

Они молчали еще какое-то время, глядя на ребенка. Андриан улыбался, но его улыбка была адресована лишь сыну. За последние три дня омега разобрался в своих чувствах, поняв, что и правда успел отпустить Брайана. Не простить, а именно отпустить, оставив в прошлом все обиды и претензии. Держаться за них было бы так же глупо как за борт лодки с пробитым дном. Один он еще мог бы позволить себе такое безумство, но не сейчас, когда вместе с ним Мигель. Омега поймал себя на мысли, что теперь воспринимает бывшего жениха как старого знакомого. Они слишком много друг про друга знают, чтобы притворяться чужими, но и близкими им теперь не быть.

Альфа обернулся к Андриану, и тот заметил на его глазах слезы.

- Я не думал, что увижу его. Спасибо.

Брайан полез во внутренний карман пиджака и достал оттуда конверт.

- Вот. Это первая часть. Чуть позже пришлю еще.

Альфа посмотрел на ребенка и вновь улыбнулся.

- Я хотел бы приезжать иногда, навещать его. Разрешишь?

- Запретить не могу, - со легкой досадой в голосе проворчал Андриан. Если уж упирать на законодательство, то там, где алименты, там и дни для встреч. – Только звони заранее.

- Хорошо.

Брайан ушел без лишних вопросов и не оглядываясь.

С тех пор он стал навещать сына раз в две-три недели. Никогда не задерживаясь надолго, он привозил деньги и иногда игрушки, полчаса играл с Мигелем и уезжал. Андриан понял, что новая пассия не знает о них и этих вылазках, и почел за благо пока оставить расписание таким.

Впрочем, его все же приходилось теперь уже корректировать. Беременность прошла, и на смену ей вернулись течки. Четко через шесть месяцев после родов омега почувствовал неприятный дискомфорт, который вполне четко намекал, что через пару дней начнется неприятное действо. В те два дня, когда тело омеги готово к зачатию и даже всячески этого просит, приходилось пережидать не самый приятный спектр переживаний.

Затарившись в аптеке подавляющими и тампонами, Андриан напился таблеток и микстур так, что все последующие «омежьи» дни был не активнее полудохлой медузы, оказавшейся на берегу. По счастливой случайности все это безобразие выпало на выходные и Лукас попросту жил у них все это время, пока Андриан плавал в сонном полубессознательном состоянии.

А после течки Андриан ощутил в полной мере, что вообще-то его организм вполне даже восстановился и просит некоторых удовольствий и поощрений после родов и всего, что было с ними связано.
Не долго думая Андриан набрал телефон Рихарда. Тот обрадовался звонку и они быстро обговорили их следующую встречу. В их распорядке произошли небольшие изменения. Андриан оставлял уже уснувшего сына с Лукасом, садился в машину к приехавшему за ним Рихарду и возвращался четко по часам - через два с половиной часа.

И все бы было хорошо, если не складывалось так плохо.

Каждый раз, оставляя сына на попечении беты, омега чувствовал себя сволочью, предателем, последним поганцем на этом свете и еще много кем нехорошим. И только половина определений касалась того, что он оставляет ребенка. Вторая половина накрывала омегу волной, когда он наталкивался на немой укор в глазах Лукаса. Он ничего не говорил и даже пытался скрывать свое недовольство, но получалось неважно. Пяти поездок Андриану хватило, чтобы понять, что он так не может. Они с Рихардом вновь расстались, но градус укора в глазах беты не пропал, превратившись в безмолвную боль. Вылилось все это в определенную дистанцию. Теперь они с Андрианом общались лишь на темы, касающиеся Мигеля и квартиры. С удивлением омега выяснил, что его друг умеет очень выразительно и долго молчать. На откровенный разговор Лукас не шел, затаив обиду. Андриан подумал было, что бета ревнует, но отмел эту мысль. Если бы с его стороны был какой-то сексуальный интерес, он бы уже давно обозначился. Но его не было, а значит дело не в нем.

Бойкот продлился неделю, а потом все вновь вернулось на круги своя. Лукас пришел в своей душе к какому-то компромиссу, перестал отмалчиваться и вновь все стало как прежде.

Брайан постепенно свел режим своих приездов до одного раза в месяц. Чувствовалось, что он хотел бы чаще, но, очевидно, это было не в его власти.

Один раз они с Андрианом совершенно по-глупому переспали.

Весь день у альфы был свободным, он приехал с тремя пакетами подарков и угощений. Они даже вместе, втроем сходили на прогулку и прошлись по набережной, на которой Андриан не был с момента встречи с Рихардом. Альфа был сама любезность, было видно, что его грызет изнутри тоска, но он прекрасно понимал, что ничего в их положении изменить нельзя. Когда вернулись домой и Мигель уснул, Брайан подошел к Андриану и поцеловал его. Просто и нежно, как будто в первый раз. Омега, захваченный своими переживаниями, нахлынувшими воспоминаниями и позабытым ароматом альфы, сам потянул его в сторону кровати. Они помогли раздеться друг другу, чего прежде никогда не было. Обычно Брайан сдирал с Андриана одежду, даже в этом показывая свое превосходство и ведущую роль. Теперь превосходства не было, как не было права утверждать «моё» со стороны альфы. Они были равными партнерами, как во все том же «сексе без обязательств». Андриан уложил Брайана на спину и сел на его бедра, давая пока что волю рукам, оглаживая живот, бока и бедра мужчины, наслаждаясь давно забытыми ощущениями.

В этот момент он словно раздвоился. Один Андриан отстранено наблюдал происходящее, с холодностью беты констатируя все увиденное. А второй, отдаваясь инстинкту, все больше и больше распалял альфу ласками, чтобы потом, придерживая его член, насадиться сверху и двигаться, самому задавая ритм, беря инициативу и ведя партию, чего никогда раньше не было между ними.
Уже после, когда они лежали на кровати, каждый думал о своем, но оба понимали, что больше это им повторять не следует. Это путь в никуда и никому из них он не принесет счастья. Они подошли к самому краю пропасти, и один шаг разрушит то хрупкое равновесие, что смогло установиться между ними.
Поэтому Брайан молча оделся и ушел, чтобы пропасть на два месяца, очевидно, переваривая произошедшее.


Часть 4
Так прошел почти год. Жизнь устоялась, найдя свою колею.

Лукас устроился в другую организацию, где ему разрешалось часть работы выполнять из дома, и это позволило ему еще больше времени проводить с омегой и его сыном. Мигель отправился на полдня в садик, а Андриан вышел на работу. Брайан по-прежнему приезжал и навещал, помогал деньгами, но теперь все его внимание было сосредоточено исключительно на сыне.

Жизнь устроилась во всем, кроме того, что омега ощутил себя словно бы в подвешенном состоянии. Он был в некотором смысле свободным – все же без пары, достаточно молод и привлекателен, и при этом очень сильно ограничен по времени из-за ребенка. Ему нравилось проводить время с Мигелем, но превращаться в вечно квохчущую наседку, забившую на себя ради сына, не было ни малейшего желания. Хотелось чего-то для себя. Красота ухаживаний уже потеряла свое первоначальное очарование, но и против этого Андриан ничего не имел. Тщательно взвесив все свои перспективы, он выбрал вариант романа на работе. Дурная затея, зато помогала экономить время, главное, было выбрать того, кто не завязан непосредственно с ним по рабочим процессам. Вторым условием стало то, что альфа должен был быть разведен или все еще не женат. Никаких интрижек с теми, кто состоял в браке или союзе, никаких подталкиваний к предательствам и никаких измен. Третьим условием стала привлекательность кандидата.

Все эти три условия сошлись воедино на заместителе директора. Всплыла в памяти сделанная еще до родов пометка "интересный вариант". Уже солидный мужчина, привлекательный, спортивный, интересный, а еще разведен и, судя по слухам, вообще ничей.

Андриан даже приступил к разработке стратегии по соблазнению альфы.

Но судьба вновь подшутила, смешав все карты.

Его блог медленно, но верно набирал популярность. Все чаще стали звучать просьбы записать видео, показать себя и Мигеля, ответить на вопросы читателей. Андриан никогда не примерял на себя роль лектора или ведущего, а запись на видео у него ассоциировалась лишь с этими профессиями. Но чем дальше, тем больше эта идея казалась привлекательна. Потому он создал тему, где предложил своим читателям задавать вопросы и пообещал выбрать из них самые интересные, чтобы на них ответить.

Среди них было несколько, особенно запоминающихся. Встретив первый из этой серии, Андриан его промотал, встретив второй - нахмурился, а потом, подсчитав общее количество вопросов на эту тему, откровенно приуныл и даже разозлился. Народ отчаянно желал знать, не собирается ли Андриан замуж. Его жалели, его приободряли, говорили, что он не должен лишать себя счастья брака. Омега в этом мероприятии никакого счастья не видел, о чем и решил поведать миру, но, чтобы не оскорбить ничьи чувства, следовало это сделать очень корректно.

Выбрав самые интересные вопросы, он сел и решил сначала составить план ответов на каждый из них. Лишь последний, тот самый, про замужество, так и остался без плана. Андриан решил положиться на импровизацию и собственное красноречие.

Включив камеру на фотоаппарате, Андриан начал свою первое видео. Первые минуты он еще чувствовал себя скованно и неуверенно, а потом расслабился и все пошло как по маслу. Омега даже прочувствовал, насколько ему удобнее говорить, чем писать. Если не торопиться, давать себе проявить красноречие, то получалось очень занятно.

И только на последнем вопросе омега запнулся.

- Хочу официально заявить, что я замуж не собираюсь. Не хочу ни создавать семью с альфой, ни устраивать союз с бетой. Конечно же, это не рекомендация для кого-то, я никого не агитирую, но, уверен, мои постоянные читатели отлично понимают мой настрой и подоплеку этого решения.

Омега вздохнул, прикидывая, стоит ли этим ограничиться или все же дать более развернутый ответ, дабы пояснить свою позицию и исключить удар по чьей-нибудь тонкой душевной организации.

- Я не держу зла на бывшего. Природа альфы в покорении и завоевании, они редко когда могут ограничиться чем-то одним. Одна должность, одно место работы, один омега - это почти что равно росписи в собственной несостоятельности, словно на большее неспособен. Альфы не дураки погулять на сторону, и я не хочу вновь оказаться в ситуации, когда я буду лишь еще одной "звездочкой" в списке завоеваний. Лучшее от такого союза у меня уже есть, мой сын стал для меня отрадой, но второго ребенка я пока не могу себе позволить.

Эта часть вопроса была пояснена, а теперь следовало закончить тему и пояснить, почему Андриан не согласен на союз с бетой. И вот тут вот разумные аргументы закончились.

И правда, почему?

В их обществе союз с бетой был аналогом стабильного, взвешенного выбора, эдаким знаком разумности и жизненного опыта.

Альфы, нагулявшись вволю и устав от капризных и своевольных омег, вполне были счастливы в компании разумных и понимающих бет, умеющих контролировать себя и тонко чувствовать настроение собеседника. Их ценности были вполне схожи: материальный достаток, уют дома, спокойствие и взаимное уважение. Конечно, секс с бетой был не такие ярким и эмоциональным, как с омегой, зато истерики исчезали из повседневной жизни.

Омег же привлекал союз с бетами почти по тем же причинам. Спокойствие, уважение, без желания альф доказать, кто тут "самый-самый", без лишнего напора и уверенности в собственной непогрешимости.
Обычно такие браки заключались уже зрелыми людьми, имеющими детей, благо беты, хоть сами и бесплодные, довольно легко принимали на себя часть забот о молодом поколении.

Так почему Андриан не рассматривал для себя вариант с бетой?

Молчание затягивалось, и он, отключив камеру, остался так и сидеть в той же позе, размышляя над вопросом.

В целом, ответ был очевиден - не нагулялся. Андриан не собирался ставит на себе крест, разменивая возможного журавля на синицу. Страстный секс с альфой был слишком хорош, порывистая забота и крепкие объятия были приятнее взвешенности и холодности.

С другой стороны, не он ли тут недавно распинался, что альфы для него уже в прошлом?

Андриан подошел к кроватке, в которой завозился проснувшийся Мигель. Взяв сына на руки, он обернулся на выключенный фотоаппарат и уже пожалел, что ввязался во все это. Решив, что попросту вырежет свою, слишком уж живописную заминку в конце, Андриан выбросил из головы все мысли о неудобном вопросе.

Вспомнить пришлось из-за наступивших "омежьих" дней.

Пить в очередной раз подавляющие и подыхать от коварства собственного организма не хотелось. Самые сильные ощущения от этого периода давал бы секс с альфой, но это же гарантировало бы зачатие. Насколько Андриан слышал, постельные игры с бетами вполне помогали пережить эти дни без потерь, к тому же не грозили беременностью, но это было занятием на любителя.

Честно признавшись, что пока толпы кандидатов в любовники не наблюдалось, Андриан решил, что вновь его выбор остановится на подавляющих.

Заглянувшему после обеда Лукасу Андриан расписал свою проблему и попросил присмотреть за Мигелем. И оказался совершенно не готов к краснеющему и спотыкающемуся в словах другу, который внезапно предложил ему собственную кандидатуру в качестве лекарства.

- Тебе ведь в таком состоянии даже лучше с бетой быть, чем с альфой, от меня не залетишь.

Омега онемел от таких выкрутасов Вселенной, и не сразу смог ответить. Очень неловкая пауза повисла на кухне, где с каждой секундой бета все более краснел и выглядел несчастным, а омега пытался поймать у себя в голове хоть одну здравую мысль.

- Лукас, слушай, я правда, никогда не думал о тебе в этом качестве. Мы же друзья...

- Ну так подумай! - Бета хлопнул рукой по столу, видимо потеряв остатки самоконтроля и впервые повысив голос. - Неужели я настолько плох? Конечно, я не альфа, но неужели я тебя совсем не привлекаю?

В последнем вопросе проскользнули почти жалобные нотки и Лукас, видимо поняв, что задал тот самый вопрос, который задавать было нельзя, выскочил из-за стола и ретировался в свою квартиру.
Проблема была в том, что он на самом деле не привлекал. Андриан может и хотел бы что-то подкрутить в настройках в своей голове, но не мог. Он считал красивыми лишь крепких мускулистых альф, и хотя мозги потенциального любовника были вторым критерием отбора, но главной все равно была внешность.

Можно было бы, конечно, вспомнить все сделанное, подаренное и всю оказанную помощь, но все это могло бы сподвигнуть лишь на секс из благодарности, а Андриан был уверен, что перестал бы себя уважать после такого.

Омега представил на месте Лукаса альфу. Не Брайана, а безымянного, но типичного альфу. Без всякого сомнения, каждый бы его подарок был преподнесён как Дар, с большой буквы, как подарок, добытый неимоверным трудом. Там, где бета прятал глаза, говоря о подаренной игрушке, или приносил продукты, не показывая чека, альфа изображал бы добытчика, принесшего к пещере тушу мамонта и спасающего все племя от голодной смерти.

Когда Лукас заботился, помогая с Мигелем, Андриан списывал это на то, что бете просто нравится тетешкаться с ребенком, но теперь он запоздало начал понимать, что и это было не просто помощью.
Омега привык принимать подарки, подаренные с шиком и размахом как ухаживание, все прочее списывая на помощь, и только сейчас задумался, что беты просто не способны ухаживать так же, как альфы.
Если бы человек уравновешенный, спокойный и миролюбивый попытался бы добиться чье-то симпатии, что бы он делал?

Верно, всячески бы помогал, пытаясь завоевать благосклонность. Сложно завоевывать, если ты по натуре не завоеватель.

Андриан со стоном уткнулся лицом в ладони.

Похоже, он опять проморгал важные изменения в своей жизни.

Продолжение в комментариях.

@темы: ориджинал, Самолично написанное

URL
Комментарии
2015-04-02 в 12:41 

Лилльян
Человек - частный случай Бога | То, что ты зло - еще не повод проигрывать!
Часть 5
читать дальше

URL
2015-04-02 в 12:41 

Лилльян
Человек - частный случай Бога | То, что ты зло - еще не повод проигрывать!
читать дальше

URL
2015-12-31 в 22:30 

IsSuMrUdA
... и вообще, я псих-одиночка ...
0-6аа (460x425, 356Kb)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Совиное гнездо

главная